Сельские дома Франции теряют архитектурную привлекательность из-за алчности спекулянтов

Согласитесь, не каждый градоначальник поставит своей целью сберечь терракотовую плитку XIX века или старинную деревянную дверь, но мэр французской деревушки Жуанвиль Бертран Олливье к ним не относится. Он просто не может себе этого позволить. Сельская местность во Франции сегодня переживает нашествие спекулянтов, которые скупают старые дома только для того, чтобы лишить их исторических архитектурных деталей.

Чаще всего это происходит в менее посещаемых туристами сельских районах восточной и центральной Франции, и спекулянты, распродающие самые ценные элементы постройки, оставляют один остов, пустые раковины, кроющиеся за разрисованными фасадами. С другой стороны, это действо нельзя назвать ни варварством, ни вандализмом, поскольку именно местные жители и продают спекулянтам свою недвижимость во Франции.

Сельские дома Франции теряют архитектурную привлекательность из-за алчности спекулянтов

По большей части сделки проводятся по официальной и вполне легальной схеме, но этот феномен стал элементом постепенной депопуляции многих французских деревень, и какой-то страх и внутренние опасения заставляют отходить от традиций приобретать дома в тихих провинциальных городках. Представители французского министерства культуры утверждают, что ежегодный оборот рынка арт-архитектуры достигает миллионов, десятков миллионов евро.

Рынок сбыта для столь необычных вещей чрезвычайно широк: античная половая плитка, деревянные панели, камины и дымоходы, а иногда и целые лестницы оказываются в домах Соединенных Штатов Америки, Германии, а иногда и в Японии. Однако некоторые элементы интерьера отправляются на юг, на Лазурный берег Франции, украшать летние дома состоятельных иностранцев.

Сельские дома Франции теряют архитектурную привлекательность из-за алчности спекулянтов

Стандартным архитектурным элементом в Жуанвиле может быть терракотовый плиточный пол XIX века, застилающий кухню. В зависимости от размера кухни и состояния плитки его стоимость может доходить до 6000 евро. Каминная полка может стоить около 10 000 евро, старинная дубовая дверь – свыше 500 евро.

Все, от половых досок и молдингов до дымоходов и крыш вывозится для продажи за границу, ценность домов резко падает, что порождает порочный круг:  близлежащие объекты подвергаются депрессивной тенденции, и город в целом становится менее привлекательным как для инвесторов, так и для местных жителей. Особый интерес у перекупщиков вызывают квартиры и дома, сохранившие в своем облике уникальные элементы французского интерьера. А покупатели на такой товар всегда найдутся – как утверждает глава одного из подразделений аукционного дома Christie’s, большинство людей, желающих приобрести античный предмет интерьера, будут фокусироваться на Франции больше, чем на любой другой стране Европы.

Однако мэр Бертран Олливье и немногочисленная команда защитников стараются находить лазейки в размытых формулировках закона и в программах по защите уникальных объектов, чтобы сберечь наследие крохотного населенного пункта в департаменте Верхняя Марна. В частности, одни из законов позволяет мэру остановить удаление архитектурных элементов, которые подрывают структурную целостность дома, например, лестницу или дымоход. Другая программа, разработанная градоначальником, адресована местным жителям, которые пожелают отремонтировать старые дома и сделать их более привлекательными для тех, кто захочет в них жить, вместо того, чтобы получить легкие деньги, продав элегантные панели по частям. По большей части эта затея ориентирована на добровольных энтузиастов, но при восстановлении некоторых проектов администрация города готова предоставить финансовую поддержку.

Сельские дома Франции теряют архитектурную привлекательность из-за алчности спекулянтов

На сегодняшний день мэр принимает участие в сделках купли-продажи недвижимости этого района, чтобы гарантировать, что здания не уходят в руки спекулянтов. Некоторые объекты, несмотря на весьма скромный и всегда ограниченный бюджет города, мэрия выкупает у собственников, и обеспечивает их сохранность до появления добросовестных покупателей.

«Я уроженец этого городка», – говорит Олливье. «Я очень привязан ко всему, что имеет отношение к нашему наследию. Мы обязаны его защитить. Это наша первоочередная миссия». Для мэра, Жуанвиль это не просто ряд конструкций из дерева, камня и кирпича, это почти живые существа, это история региона с его ростом и падением, богатством и нищетой,  известностью и бесславием. Это образ жизни французов – оберегать свои традиции и уметь сохранять памятники свой собственной истории.

Заразившиеся идеей купить недвижимость во Франции могут обратиться  к специалистам компании Cofrance SARL  или самостоятельно выбрать объект на сайте www.arendal.ru.

 Шошина Ольга